В последние годы изменение климата пытаются замедлить, сажая миллиарды деревьев. Еще два проекта недавно представила Саудовская Аравия. Но так ли хороши подобные кампании, как кажется на первый взгляд?

Саудовская Аравия собирается превратить ближневосточные земли в цветущие леса, высадив в регионе 50 млрд деревьев. Власти также стремятся сократить выбросы парниковых газов, остановить наступление пустынь и перейти к более экологичным способам добычи газа и нефти. Разбираемся, как Эр-Рияд намерен добиться “зеленого” разворота, насколько реалистичны эти планы и появятся ли в аравийских пустынях леса.

“Как ведущий мировой производитель нефти наше королевство осознает свою долю ответственности по преодолению последствий климатических изменений и стремится стать глобальным лидером в создании более зеленого мира”, — заявил наследный принц Мухаммед бен Сальман.

В конце марта он представил две дорожные карты — “Зеленую инициативу Саудовской Аравии” и “Зеленую инициативу Ближнего Востока”. Обе программы являются частью стратегии “Видение 2030” по модернизации страны. Их главная задача — обеспечить переход к “зеленой” политике не только самого королевства, но и всего региона, что включает в себя сокращение выбросов CO2, восстановление земель и беспрецедентную по своему масштабу кампанию по высадке деревьев.

По мнению Мухаммеда бен Сальмана, представление о том, что защита окружающей среды якобы несовместима с экономическим развитием является ложным и контрпродуктивным. Как добавил принц, “зеленая” политика стимулирует инновации и создаст миллионы новых рабочих мест.

План для Саудовской Аравии

  • Посадить 10 млрд деревьев
  • Восстановить 40 млн га земель
  • Производить 50% энергии из возобновляемых источников
  • Добиться к 2030 году сокращения на 130 млн т выбросов углекислого газа

В настоящее время на долю страны приходится 1,3% всех мировых выбросов CO2 (около 517 млн т). Кроме того, инициатива должна на 94% уменьшить количество поступающих на свалки отходов.

В ближайшие десятилетия в Саудовской Аравии планируют высадить 10 млрд деревьев и одновременно начать высадку еще 40 млрд на всем Ближнем Востоке при участии “арабских братьев” — Катара, Кувейта, Бахрейна, Ирака и Судана.

Как сообщается на сайте саудовского государственного агентства Saudi Press, высадка в стране 10 млрд деревьев эквивалентна восстановлению примерно 400 тыс. кв. км опустошенных земель. Как отметил принц, это станет 12-кратным увеличением всех земель, которые будут восстановлены в стране. По данным Всемирного банка, в 2016 году площадь лесов в Саудовской Аравии составляла 9770 кв. км. Всего королевство занимает территорию равную 2 млн 150 тыс. кв. км.

Saudi Press добавляет, что таким образом Эр-Рияд возьмет на себя 4% от общемировых устремлений по восстановлению опустошенных земель, а также выполнит 1% от глобального целевого плана по высадке 1 трлн деревьев в рамках программы Всемирного экономического форума.

Самым серьезным экологическим вызовом для региона сам принц называет наступление пустынь. Поэтому в рамках новой стратегии 30% (600 тыс. кв. км) страны станет особо охраняемой природной зоной, в которую попадут морские и прибрежные территории.

“Ежегодные потери от песчаных бурь составляют $13 млрд, а загрязнение воздуха парниковыми газами привело к сокращению средней продолжительности жизни в Саудовской Аравии на 1,5 года, — заявил Мухаммед бен Сальман. — Поэтому наши усилия будут направлены на увеличение природного растительного покрова, сокращение углеродных выбросов, борьбу с загрязнением и опустошением земель”.

План для Ближнего Востока

  • Посадить 40 млрд деревьев
  • Восстановить 200 млн га земель
  • Сократить на 60% выбросы CO2

Что касается высадки 40 млрд деревьев на Ближнем Востоке, в Эр-Рияде этот план называют крупнейшей в мире программой по восстановлению леса. Она вдвое превышает объемы “Великой зеленой стены” на севере Сахеля — проекта Африканского союза по борьбе с расширением Сахары.

Кроме того, Мохаммед бен Сальман заявил, что сегодня производство “зеленой” энергии в регионе не превышает 7%. В первую очередь из-за устаревших технологий, которые используют для производства углеводородов. Эр-Рияд намерен обмениваться опытом с ближневосточными соседями, чтобы в перспективе сократить в регионе выбросы CO2 на 60%.

Всего в рамках “Зеленой инициативы Ближнего Востока” планируется восстановить 200 млн га опустошенных земель, что составит 5% от общемировых целей по озеленению планеты. Кроме того, Эр-Рияд намерен организовать ежегодный саммит “Зеленая инициатива Ближнего Востока”, в рамках которого будет создана некоммерческая организация для контроля над реализацией плана.

Некоторые саудовские соседи уже одобрительно отозвались о “зеленых” устремлениях королевства. Так, государственные СМИ Кувейта сообщили, что вопрос подробно обсуждался в недавнем разговоре между наследным принцем бен Сальманом и эмиром Кувейта шейхом Навафом Аль Ахмедом. Инициативу похвалили и в ООН, заявив, что внимательно следят за планами страны.

Свою помощь в озеленении Эр-Рияду предложил премьер-министр Пакистана Имран Хан. В период с 2014 по 2018 год в Пакистане также высадили 1 млрд деревьев в рамках собственной программы The Billion Tree Tsunami. Сейчас в стране проходит очередной этап кампании под названием 10 Billion Tree Tsunami, который должен довести число посаженных деревьев уже до 10 млрд.

“Именно на нефтедобывающих странах, прежде всего Саудовской Аравии — второй в мире по величине нефтедобывающей стране, крупнейшем члене ОПЕК и обладателе вторых в мире по величине запасов нефти, — лежит ответственность за сокращение выбросов углекислого газа и более широкое внедрение экологически чистых технологий”, — пишет для газеты Independent Arabia колумнист Адхван Алахмари.

Кому нужны деревья

Предложенные Саудовской Аравией “Зеленые инициативы” — это не первая кампания, когда изменение климата пытаются замедлить с помощью высадки деревьев. Цель крупнейшей — посадить примерно 130 штук на каждого человека на Земле. Эти кампании выглядят беспроигрышно: деревья поглощают и удерживают разогревающий планету углекислый газ, сдерживают эрозию почвы, дают плоды, древесину и тень, формируют среду обитания для других видов, очищают воду, а в городах, видимо, могут благоприятно влиять на здоровье жителей.

Но все не так просто.

Долгосрочное планирование

Большинство кампаний строится вокруг числа деревьев (обычно умопомрачительного), которые собираются высадить. Какая часть из них должна выжить, чтобы говорить об успехе, кто будет следить за лесами и почему вообще выбрано именно такое число — это упоминают реже, да и продумывают не всегда. “Считать не так долго, но расчеты — упрямая вещь: сразу говорят, что возможно, а что нет, и не позволяют выдвинуть слишком уж вдохновляющие политические лозунги”, — объясняет старший научный сотрудник Института физики атмосферы РАН Георгий Александров.

Из-за плохого планирования деньги, время и силы расходуются впустую. Например, после цунами в 2004 году на Шри-Ланке решили восстановить мангровые леса на побережье острова. Это был не один централизованный проект, а несколько отдельных. В общем счете на них потратили $13 млн, в основном — пожертвования. Места выбирали те, что сильнее всего пострадали из-за цунами, не учитывая, пригодные ли в них условия. Спустя несколько лет ученые проверили посадки и обнаружили, что на половине участков умерли все растения, а на большинстве остальных — не менее 90%.

Неподходящие места

Одни леса восстанавливают, а другие выращивают там, где их никогда не было. Из-за этого экосистемы, сложившиеся в местах с преобладанием травянистых растений и кустарников, могут пострадать или вообще разрушиться. Проблема еще и в том, что саванны, прерии, степи сформировались и существуют не в последнюю очередь из-за частых пожаров. Посадки в такой местности тоже будут гореть чаще, чем старые леса, и углерод, уловленный растениями, попадет обратно в атмосферу.

Монокультуры

В новых лесах часто растет всего один вид деревьев — для заготовки. Биоразнообразие в них бедно, они сильнее подвержены болезням, а высаживают их, не всегда считаясь с интересами людей. Примером служит Ирландия. В 1900 году деревьями был занят только 1% территории страны, а теперь — 11%. Половина этих деревьев — ели. Газета The Guardian писала, что местные жители устраивают протесты против новых посадок. Ельники выглядят мрачно, заслоняют солнечный свет, вызывают туман, блокируют каналы связи, в них ничто не выживает, а когда лес валят, пейзаж остается как после бомбежки.

Непродуманные стимулы

Чтобы деревья сажали, государства создают экономические стимулы для тех, кто этим займется. Из-за этого бывает, что на пахотных землях выгоднее выращивать лес, а не сельскохозяйственные культуры. Но злаки и корнеплоды тоже нужны — и под поля вырубают леса, но не коммерческие посадки, а те, которым десятки или сотни лет. Именно это произошло на юго-западе Китая. Хотя в 2000–2015 годах территория, занятая деревьями, увеличилась на 32%, площадь старых лесов уменьшилась на 6,6%.

Загадочные “Зеленые инициативы”

Что будет сделано в рамках “Зеленых инициатив” Саудовской Аравии, до конца не ясно.

“Вполне вероятно, что они просто восстанавливают леса. Дискуссия у них ведется давно. А в Советском Союзе был так называемый сталинский план преобразования природы. Посадили много леса, где он никогда не рос. Это было защитное лесоразведение, чтобы создать условия для сельского хозяйства. Возможно, тут тоже речь об этом”, — рассуждает Георгий Александров.

Однако даже тщательно продуманный проект не позволит быстро восстановить лес в первозданном виде, ведь лес — это не просто много деревьев в одном месте, а сложная экосистема с бесчисленными и не всегда заметными связями, которые складывались десятки и сотни лет. Чтобы деревьев было больше, первым делом нужно позаботиться о тех, что уже выросли (надо сказать, этим в Саудовской Аравии тоже занимаются: жителей просят использовать только импортные дрова, а штраф за срубленное дерево иногда превышает $1 тыс.).

Что могут и не могут деревья

Как видно на примерах, кампании по восстановлению лесов часто связаны с местными, приземленными проблемами. Тем не менее когда их анонсируют, сначала рассуждают о благе для всей планеты и далеком будущем. После этих речей остается впечатление, будто деревья могут остановить изменения климата, пусть об этом и не говорится прямо. Но на самом деле потенциал лесов намного меньше.

Расчеты количества углерода, который могут запасти леса, отличаются более чем на порядок. По оптимистичной оценке, деревья можно посадить еще на 900 млн га, что немного больше площади Бразилии. Тогда из атмосферы вывелись бы 205 млрд т углерода — треть того, что попало в воздух из-за человека за всю историю. Правда, если выбросы парниковых газов останутся на уровне 2019 года, то столько же углерода наберется всего за 20 лет.

Ученых, которые провели расчеты, раскритиковали коллеги. Одни решили, что эта оценка, 205 млрд т, завышена в пять раз, а мест, пригодных для деревьев, на самом деле меньше. Другие указали, что обработать такую огромную территорию будет чрезвычайно трудно. Если каждый год сажать по 50–100 млн деревьев на площади в 1 млн га, то потребуется почти тысяча лет. В ответ авторы исследования заметили, что лучшего способа убрать из атмосферы столько углерода пока все равно не существует.

“Дерево накапливает углекислый газ 50–100 лет, а потом отмирает, падает на землю и возвращает углекислый газ в атмосферу. Но древесину можно убирать и хранить. Несколько лет назад я сделал простой расчет: сколько можно взять продукции из российских лесов и вывести ее из оборота, построив дома, срубы. Получилась феноменальная цифра. Этих объемов будет достаточно, чтобы компенсировать выбросы всех российских ТЭЦ. Но в чем проблема? К концу века у каждой семьи будет по десятку домов. У нас нет такой потребности в жилье. Так вот, и мощностей, чтобы столько посадить, тоже нет. Это нереалистично”, — объясняет Георгий Александров.

В худшем случае леса могут не остудить, а, наоборот, нагреть атмосферу, тем более деревья, посаженные сейчас, будут возвышаться над несколько другой планетой.

  • Во-первых, в некоторых регионах, особенно в высоких широтах, из-за деревьев поверхность Земли становится темнее и хуже отражает солнечные лучи.
  • Во-вторых, из-за потепления деревья — во всяком случае, пара хвойных видов в горах — быстрее растут и умирают. Сгнив или сгорев, они вернут часть углерода в воздух.
  • В-третьих, существует температурный порог, после которого в растениях хуже идет фотосинтез. Кое-где в самые жаркие месяцы он уже превышается. Из-за этого уже к середине XXI века “углеродная емкость” самых продуктивных экосистем суши может сократиться вдвое — они будут выделять больше парниковых газов, чем поглощают.
  • В-четвертых, из-за изменения климата животные, растения и грибы обживутся там, где раньше не могли, а жизненные циклы местных видов сместятся во времени. Существующие связи в экосистемах нарушатся, что может привести к гибели деревьев.

Все это еще больше усложняет долгосрочное планирование кампаний и показывает: хотя эти проекты могут принести пользу, главная задача — как можно скорее сократить выбросы парниковых газов. Только тогда деревья и новые технологии улавливания углерода из атмосферы позволят их компенсировать.

Пока что похвастаться нечем. Чтобы удержать рост средней температуры на планете в пределах 2 градусов по сравнению с доиндустриальной эпохой, в 2016 году большинство стран подписали Парижское соглашение. Но даже если они выполнят все добровольные обязательства, то эту цель не достичь. В некоторых сценариях к концу века средняя температура поднимется на 3–4 градуса или еще выше. Тревожные изменения, которые видны уже сейчас, — следствие потепления всего на 1 градус. И это только начало.

Источник: ecoportal.su

Поделиться с друзьями...
Сентябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930