В то время как Ковид опустошал мир, от загрязнения воздуха погибло примерно в три раза больше людей. Мы должны бороться с климатическим кризисом с той же неотложностью, с которой мы боролись с коронавирусом.

Вне всякого сомнения, это ужасно, что более 2.8 миллионов человек умерли от Ковид-19 за последние 15 месяцев. Но примерно за тот же период более чем в три раза больше людей умерло от загрязнения воздуха. Это должно беспокоить нас по двум причинам. Одна из них – это огромное количество смертей от загрязнения воздуха – согласно недавнему исследованию – 8,7 миллионов в год. А вторая – насколько эти смерти невидимы, насколько приемлемы, насколько бесспорны.

Коронавирус стал страшной и новой угрозой, и большая часть мира сплотилась в попытках ограничить эту опасность. Она была неприемлема – правда в какой-то степени во многих местах с этим похоже смирились, позволив бедным и маргинальным слоям принять на себя основную тяжесть болезни, смерти и вынужденного перемещения, а медицинским работникам падать с ног от рабочей нагрузки.

Мы научились игнорировать другие формы смерти и разрушения. Для нас они стали некой нормальностью, своего рода моральным фоновым шумом. Это, в первую очередь, и является препятствием для решения хронических проблем – от гендерного насилия до изменения климата. Что, если бы мы рассматривали эти 8,7 млн ежегодных смертей от загрязнения воздуха как чрезвычайную ситуацию или кризис? Что если бы мы признали, что респираторные заболевания, вызываемые взвешенными твердыми частицами, лишь небольшая часть более разрушительного воздействия сжигания ископаемого топлива?

Из-за пандемии мы «посадили под замок» большие группы населения, радикально сократили объем авиаперевозок и изменили образ жизни многих. При этом огромные суммы денег были выделены, чтобы оказать финансовую помощь тем, кто разорился в результате кризиса. Мы могли бы сделать это для решения проблемы изменения климата, и мы должны это сделать – но первым препятствием для этого становится отсутствие чувства чрезвычайности, а вторым – отсутствие понимания у людей что все могло бы быть по-другому.

Я посвятила большую часть своих работ за последние 15 лет попыткам выдвинуть на первый план два явления, которые стали для нас нормальностью: насилие в отношении женщин и изменение климата. Для всех нас, кто работает для привлечения внимания общественности к этим вопросам, основная проблема заключается в попытках вовлечь людей в то, что является частью статус-кво. Мы устроены так, что реагируем с тревогой на только что произошедшее, на то, что нарушает нормы, но не на те вещи, что происходили десятилетиями или столетиями. Первоочередная задача большинства правозащитных и экологических движений – сделать невидимое – видимым и то, что уже давно было принято – неприемлемым. В некоторой степени это удалось кое-где сделать, например, с угольными электростанциями или с добычей нефти и газа методом гидроразрывов, но не с общими причинами климатического хаоса.

В повседневном политическом сознании изменение климата невидимо, потому что оно происходит в масштабах, слишком больших во времени и пространстве, чтобы их можно было увидеть невооруженным глазом. А еще и потому, что оно связано с такими «незаметными» явлениями, как состав атмосферы. Мы можем видеть только последствия – в виде сакуры в японском Киото, которая в этом году зацвела раньше, чем когда-либо с момента начала ведения записей в 812 году нашей эры. Но красота цветов видна отчетливо, в то время как нарушение сезонных закономерностей — это сухие данные, которые легко не заметить. Другие последствия часто упускаются из виду или отрицаются – лесные пожары в Калифорнии были и до изменения климата, но теперь они больше, сильнее, быстрее, а пожароопасный сезон более длительный, и признание этого также требует от нас внимания к данным.

Среди поразительных явлений первых недель пандемии были качество воздуха и пение птиц. В наступившей тишине, когда приостановилась человеческая деятельность, многие услышали поющих птиц, а во всем мире уровень загрязнения воздуха резко снизился. В некоторых районах Индии люди вновь увидели Гималаи, скрытые в течение десятилетий из-за загрязнения воздуха. По данным CNBC, в начале пандемии «В Нью-Дели зафиксировали снижение PM 2,5 на 60% по сравнению с уровнями 2019 года, в Сеуле на 54%, а в китайском Ухане снижение достигло 44%». Возвращение к нормальной жизни — значит заглушить пение птиц, затемнить виды гор и принять 8,7 млн ежегодных смертей от загрязнения воздуха.

Мы не должны воспринимать эти смерти как некую нормальность. Один из способов сделать это – привлечь внимание к совокупности последствий и количественным результатам. Другой – показать, как могло бы быть по-другому. В случае с изменением климата это значит напоминать людям о том, что нет статус-кво, что мир кардинально меняется, и что только решительные действия помогут справиться с крайностями этих изменений. Энергетика также претерпевает существенную трансформацию: мы наблюдаем крах угольной промышленности во многих частях света, а нефтегазовая промышленность находится в упадке. Возобновляемые источники энергии получают все большее распространение, становясь более эффективными, надежными и дешевыми по сравнению с энергией на ископаемом топливе.

Мы внимательно изучали какие действия могли привести к тому, что Ковид-19 передался от животных к людям, но действия, связанные с добычей ископаемого топлива и последующим загрязнением, которое ежегодно убивает 8,7 млн человек и одновременно вызывает окисление океанов и разбалансировку климата, – следует считать гораздо более опасным посягательством на общественное здоровье и безопасность.

Моя надежда на мир после пандемии зиждется на том, что старые предлоги для бездействия в отношении проблемы климата – что изменить статус-кво невозможно и это слишком дорого обойдется – были отброшены. В ответ на пандемию мы в США потратили триллионы долларов и изменили то, как живем и работаем. Нам нужна воля сделать то же самое в отношении климатического кризиса. Администрация Байдена предприняла некоторые обнадеживающие шаги, но требуется сделать гораздо больше, как в стране, так и на международном уровне. С сокращением выбросов углерода и переходом на чистую энергию, мы сможем обрести мир, где будет больше трелей птиц, как и открывающихся видов на горы, а количеств смертей от загрязнения окружающей среды меньше. Но сначала мы должны признать и проблему, и возможности.

Автор: Ребекка Сольнит обозреватель Guardian в США и автор ряда книг.
Источник: The Guardian

Перевод Тимур Идрисов, Нина Петрушкова
Экологическая организация «Маленькая Земля»
Иллюстративное фото: Chris LeBoutillier

Источник: https://leworld.org/tpost/se1827dxh1-esche-odna-pandemiya-u-nas-pod-nosom-ot

Поделиться с друзьями...
Сентябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930